m_golubov

Categories:

Как советские рыбаки браконьерили и просто губили рыбу




В июле месяце 1970 года, БМРТ “Союз-4” работал возле Гавайских островов на промысле пристипомы. Многие молодые читатели, которые читают в данный момент или будут читать мои воспоминания, никогда и не слышали такого наименования пищевой рыбы. Но такая рыба, очень вкусная в жаренном и копчёном виде продавалась практически во всех гастрономах страны в конце 60, начале 70 годов. Я работал на судах БМРТ, почти во всех промышленных районах Тихого океана. Но такой сложной промысловой остановки не было ни в одном из промысловых районов. Дело в том, что глубина океана в районе Гавайских островов 5-6 тысяч метров, судам приходилось работать на небольших промысловых банках имевших оригинальные названия – “Пионер”, “Революционер”, “Восточная”, “Капитальная” протяженностью 500-850 метров. Они в виде небольших вершин огромных пиков (собственно говоря, это банки-вулканы), идущих со дна океана, глубина тысяч 6 метров, торчит пик, от него до поверхности океана, 150-300 метров, а скопления пристипомы находятся почти у самой поверхности подводного вулкана. Траловый лов рыбы в океане производится как у дна (донный вариант), так и в пелагии – разноглубинный. Лов пристипомы осуществлялся в пелагии и если штурман в желании захватить полностью косяк рыбы давал команду траловой вахте вытравить сотню метров кабелей, чтобы подбора трала была ближе ко дну вулкана, то происходил зацеп трала за камни подводной вершины. В таком случае, судно оказывалось фактически привязанным к этим подводным камням, главный двигатель продолжал работать, судно содрогалось от усилий, стремясь продвинуться вперёд, чтобы вырвать трал из каменного плена. Бывало, что это получалось, при этом трал был изорван в клочья, но могла быть оставлена на дне подводной вершины одна траловая распорная доска, а могли там остаться и обе. Но в большинстве случае при зацепе обрубались кабеля трала, и он навечно оставался на дне банки.

17 июля в 5 часов утра, на вахте старшего помощника капитана Шамиля Гульмухаметова трал БМРТ “Союз-4” зацепился за подводные камни банки “Революционер”. Я не помню причин почему в тот день произошёл зацеп трала о подводные камни, но хорошо помню, какой разнос на матерном сленге сделал капитан В.Кандыба (заменявший в том рейсе капитана Ю.Еренкова) в моём присутствии Гульмухаметову. Нужно сказать, что Шамиль был неординарной личностью – умён, образован, чрезвычайно самолюбив, но в нём, как он сам говорил бурлили две крови – татарская и узбекская. Но он был неистово влюблён в свою работу и еще, будучи 2 штурманом зарекомендовал себя отличным рыбаком. Причём у него был авантюрный характер, в своём стремлении доказать всем какой он отличный рыбак он был готов идти на любой риск. Когда несколько недель спустя, мы перешли работать в Ванкуверо-Орегонский район, он на вахте 2 штурмана (с ноля часов до 4), брал на себя бразды управления судном, направлял его в определённое, одному ему известное место и к 6-7 часам успевал сделать 2 траления. В результате этой авантюрной операции, 60-70 тонн серого окуня были на борту судна. Для ловли серого окуня американские и канадские власти лицензий советским экипажем не давали, но для экипажа, цена одного центнера окуня стоила почти в два раза больше чем центнер хека шкеряного хека. И поэтому, если на судне капитан или старший помощник знали места сосредоточения окуня, то любой капитан в ночное время суток шёл на нарушение международных соглашений. 

https://prozaru.com/2015/01/shtorma-2/36/

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic