m_golubov

Categories:

Две истории про отцов


 «Биологический отец героически погибшего во время пожара авиалайнера #SSJ-100 в #Шереметьево бортпроводника Максима #Моисеева заявил о своих правах на наследство после сына – и отсудил у его семьи долю в московской квартире. При этом мужчина не участвовал в воспитании своего ребенка, он бросил мать Максима и мальчика, когда тому было два года, и более в их жизни не появлялся – чтобы появиться с судебным иском сейчас, после смерти сына». 

--------------------------------------------------------------------------------------------------  

Середина 90-х. В банке крупная недостача. Служба безопасности подозревает кассира. Та уходит в отказ. Ее сажают на полиграф – не брала. Допрашивают всех сотрудников офиса. Кто-то сообщает что к кассирше регулярно приходит сын-школьник. Служба безопасности допрашивает пацана – где деньги. Тот выносит большую коробку со счетами из платной клиники. По документам вышло что пацан не потратил на себя ни копейки, все ушло на оплату лечения какао-то мужика. Что за мужик? Пацан признался, что – это его #отец. Он его нашел и сказал. — Сынок твоя мама от меня ушла, не позволяла мне тебя видеть, не припускала мои письма и звонки к тебе. И вот сейчас я умираю, из последних сил нашел тебя чтобы попрощаться… И пацан решил спасти папу, стал подворовывать в банке и оплачивать платную клинику пока тот не умер. Стали проверять – не мог этот мужик быть биологическим отцом пацана. Руководство банка по итогам расследования решило – деньги кассир должна вернуть. Поскольку у нее их нет она будет получать половину зарплаты, что означает для нее и сына нищету на много лет вперед.

Инвалиду на еду

на карту #Сбербанка 4274 3200 2596 4779

на номер #МТС 89147893523

на #PayPal invalid.golubov@rambler.ru

на #Яндекс-кошелек410012707988992

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic